Протест для внутреннего пользования

Не хотелось под Новый Год возвращаться  к теме последних пленарных заседаний Законодательного Собрания города Севастополя, посвященных принятию бюджета на следующий год и внесению изменений в закон о бюджете на год текущий.

Но информационная атака не унимается. СМИ и некоторые ангажированные политолухи  дают свою трактовку событиям, в которых некие рыцари света побеждают силы зла.

Давайте вместе посмотрим, что на самом деле происходило с протестом прокурора.

Издание объектив пресс

Прокурор посчитал такое перераспределение денежных средств противоречащим законодательству и в рамках прокрорского реагирования внес протест.

Прокурорский протест это нормальное явление. Прокуратура обязана следить за исполнением законов, на то она  и прокуратура. Однако текст протеста от депутатов скрыли. Обычно перечень законопроектов, других документов, которые подлежат рассмотрению на сессии, нам высылают заранее, чтобы была возможжнсть подготовиться и сформировать свое мнение.

Фактически нам было предложено на слух воспринять доводы прокурора и проголосовать за удовлетворение или отклонение протеста.

В один из многочисленных перерывов  меня пригласили в кабинет, в котором совещалась комиссия. Я высказал свое мнение, поскольку текст прокурора нам не рассылался, а я наизусть не знаю федеральные и региональные законы, на которые в протесте ссылается прокурор, то с моей стороны будет честно воздержаться от голосования, нажав на пульте для голосования соответствующую кнопку

Протест был удовлетворен минимально возможным количеством голосов. За его удовлетворение проголосовало 13 депутатов.

Еще до рассмотрения протеста прокурора, группа депутатов Законодательного Собрания внесла законопроект

«О внесении изменений в Закон города Севастополя от 28 декабря 2016 года № 309-ЗС «О бюджете города Севастополя на 2017 год»

Интересен не сам законопроект, а пояснительная записка к нему которая пока опубликована на сайте заксобрания.

В пояснительной записке авторы указывают:

Напомню, что протест прокурора был удовлетворен Законодательным Собранием 22 декабря, а комментируемый проект закона  внесен на два дня раньше.

Казалось бы, можно порадоваться проницательности коллег по депутатскому корпусу А. Кулагина, В.Аксенова. В. Горелова и Т. Щербаковой, которые имели возможность внимательно изучить текст прокурорского документа, проанализировать его. НО…. Читаем дальше:

Переписывая текст протеста разработчики законопроекта даже не проверили насколько он соответствует действующему законодательству. Ссылаясь на часть 4 статьи 41 Федерального закона «О государственной  гражданской службе в РФ» , не посмотрели что  эта статья состоит всего из двух частей. Часть 4 естественно отсутствует. Приведу текст:

 

«Статья 41. Расторжение служебного контракта в связи с выходом гражданского служащего из гражданства Российской Федерации

1. Служебный контракт расторгается, гражданский служащий освобождается от замещаемой должности гражданской службы и увольняется с гражданской службы по решению представителя нанимателя со дня выхода из гражданства Российской Федерации.
2. Гражданский служащий освобождается от замещаемой должности гражданской службы и увольняется с гражданской службы по решению представителя нанимателя со дня приобретения гражданства другого государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации».

Этот вопрос во время рассмотрения протеста, был задан прокурору депутатом Сергеем Кравченко. Прокурор поправился, заявил что это опечатка, и он имел в виду часть 4 статьи 51 этого же закона.

Законодательное Собрание на официальном сайте процитировало именно эту версию.

https://sevzakon.ru/view/pressa/allnews/dekabr_2017/deputaty_udovletvorili_protest_prokurora_na_zakon_o_byudzhete_goroda_na_2017_god/

Но и тут не все гладко. Открываем часть 4 статьи 51 федерального закона и читаем:

«4. Представитель нанимателя вправе перераспределять средства фонда оплаты труда федеральных гражданских служащих между выплатами, предусмотренными частью 2 настоящей статьи».

Как видим речь в комментируемой статье  идет ФЕДЕРАЛЬНЫХ гражданских служащих, т.е о тех людях которые заниают соответствующие должности в федеральных органах власти. Протест прокурора касался иной категории — государственных гражданских служащих субъекта Российской Федерации, т.е. работников органов исполнительной власти Правительства Севастополя.

 

Теперь обладая некоторыми исходными данными, можно посмотреть, а был ли конфликт между частью депутатов и Правительством Севастополя.

Внешне все напоминает конфликт. Своим Распоряжением Председатель Законодательного Собрания созывает внеочередное пленарное заседание,  в котором к рассмотрению предлагается законопроект  подготовленный группой депутатов в целях удовлетворения протеста прокурора.

Однако, как известно заседание сессии так и не состоялось. Екатерина Борисовна Алтабаева объявила что авторы отозвали свой законопроект «О внесении изменений в закон о бюджете 2017 года»

 

Конфликт или инфоповод?

Закон о бюджете 2017 года утрачивает силу в 31 декабря 2017 года, поскольку в нашем случае финансовый год совпадает с календарным. 1 –января вступит в силу закон о бюджете на 2018 год.

Понятно, что вносить какие либо изменения в закон утративший силу глупо и бессмысленно.

Это понимают все, понимает прокурор, чей протест удовлетворен но исполнен не будет, это понимали депутаты, отозвавшие свой законопроект, понимает, конечно, и Правительство Севастополя.

Таким образом, весь конфликт, о которым с воодушевлением пишет пресса, оказался обычным мыльным пузырем, инфоповодом, поводом для пиара.

Ну и поскольку на носу Новый Год, закончу многозначительной фразой: МНЕНИЕ АВТОРА МОЖЕТ НЕ СОВПАДАТЬ С МНЕНИЕ АВТОРА. Всех с Насупающим. Спасибо что мы вместе.

Автор Борис Колесников 191 Articles
Секретарь Севастопольского регионального отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия". Депутат Законодательного собрания города Севастополя

1 Trackback / Pingback

  1. Точка в протестной истории

Оставить комментарий