Критерии недоступности

24 мая состоится внеочередное пленарное заседание Законодательного Собрания, созванное по требованию Губернатора города Севастополя. На этом заседании будет рассматриваться  один вопрос,  рассмотрение во втором чтении и принятие закона города Севастополя «Об установлении критериев, которым должны соответствовать объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения, масштабные инвестиционные проекты, для размещения (реализации) которых допускается предоставление земельного участка, находящегося в собственности города Севастополя, в аренду юридическому лицу без проведения торгов».

Этот законопроект, вернее его история тянется с 2015 года, Правительство неоднократно его вносило, но все время не хватало количества депутатских голосов для его принятия.  Похоже, точно такая же история  грядет и на предстоящем пленарном заседании. Я делаю такой вывод из интервью депутата В.Горелова, которое размещено на сайте Заксобрания

Относительно проекта закона «О критериях…» он заявил следующее:

 

Я, в условии, высказанном депутатом В.Гореловым  вижу некую ультимативность или так или никак, но может ошибаюсь (дай Бог) поэтому постараюсь прокомментировать некоторые фрагменты из интервью председателя  комитета Заксобрания, которые произвели на меня  довольно удручающее впечатление.

Непринятые законы

Парламентарий прокомментировал прозвучавшее на пленарном заседании 15 мая заявление представителя Губернатора в Законодательном Собрании Михаила Вавилова о том, что на данный момент 20 законов города Севастополя не приведены в соответствие с федеральным законодательством.

Федеральное законодательство в сфере охраны объектов культурного наследия за последнее время претерпело восемь или девять изменений, и ни одно из них не относится к тем, которые требуют изменения субъектового законодательства. По всей видимости, наши коллеги из Правительства Севастополя не проверили, какие именно изменения вносились и требуется ли на самом деле соответствующее субъектовое регулирование.

Так ли это на самом деле? Не буду делать сравнительный анализ федерального и регионального законов, касающихся охраны исторического наследия, приведу лишь один пример.

Вот какие условия  предъявляет статья 21 местного Закона

Статья 21. Льготы, предоставляемые физическим или юридическим лицам, вложившим свои средства в работы по сохранению объектов культурного наследия

1. Физическое или юридическое лицо, владеющее на праве аренды объектом культурного наследия, находящимся в собственности города Севастополя, вложившее свои средства в работы по сохранению объекта культурного наследия и обеспечившее их выполнение в соответствии с федеральным законодательством, имеет право на льготную арендную плату.

Однако федеральный закон Федеральный закон от 25.06.2002 N 73-ФЗ (ред. от 29.12.2017) «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» устанавливает иные требования:

Физическое или юридическое лицо, владеющее на праве аренды объектом культурного наследия, находящимся в федеральной собственности, либо земельным участком, в пределах которых располагается объект археологического наследия, и обеспечившее выполнение работ по сохранению данного объекта в соответствии с настоящим Федеральным законом, имеет право на уменьшение установленной арендной платы на сумму произведенных затрат или части затрат. 

Порядок предоставления указанной компенсации и ее размер определяются договором аренды. (ст.14)

 

Как видим, речь в федеральном законе идет об объектах культурного наследия находящихся в федеральной собственности и о компенсации понесенных расходов. Льготная арендная плата это несколько иное понятие. В нашем случае, следуя логике местного закона можно понести расходы на содержание объекта культурного наследия на  сто рублей, а льготу по арендной плате получить на сто тысяч. Безусловно, региональный закон, по крайней мере, в этой части, нуждается в конкретизации, поэтому обеспокоенность Правительства, на мой взгляд, вполне обоснована.

 

Комментируя законопроект «О критериях, депута заявил :

 

Очень хочу надеяться что это либо оговорка либо опечатка работников аппарата Законодательного Собрания. Ведь не может же на самом деле, человек, который без малого четыре года руководит комитетом по земельным отношениям  не отличать объект правоотношения от субъекта.

Объект правоотношений — это то, на что воздействуют юридические права и обязанности субъектов.

Земельный участок может быть только объектом правоотношенийи никак, ни при каких обстоятельствах суюъектом быть не может.

 

Следующее признание тоже настораживает.

То, что поправки в закон прошли процедуру оценки регулирубщего воздействия, впервые в истории Севастополя, гордиться особо нечем. Законы, затрагивающие права предпринимателей постояннно проходят процедуру ОРВ. В этом легко убедиться. заглянув на сайт Правительства Севастополя

Что касается поправок к закону, то они проходят эту процедуру, в соответствии с Законом Севастополя «О правовых актах…» в следующих случаях:

5. Изменения в проект нормативного правового акта и поправки к проекту нормативного правового акта не должны приводить к изменению:

1) степени регулирующего воздействия проекта закона;

2) цели и способов предлагаемого регулирования;

3) круга субъектов, интересы которых будут затронуты предлагаемым правовым регулированием;

4) функций, полномочий, обязанностей и прав органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также порядка их реализации;

5) расходов (возможных поступлений) бюджета города Севастополя и муниципальных бюджетов;

6) обязанностей или ограничений для субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности, а также порядка организации их исполнения;

7) оценки расходов субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности, связанных с необходимостью соблюдения установленных обязанностей или ограничений либо с изменением содержания таких обязанностей или ограничений.

6. В случаях, когда изменения в проекте правового акта и поправки к нему, приводят к изменению указанных характеристик и результатов регулирующего воздействия принимаемого правового акта, проект правового акта с внесенными изменениями и поправками подлежит повторной оценке регулирующего воздействия.

 

Настораживает другое, по заявлению В. Горелова, процедуру ОРВ прошли только одобренные комитетом поправки, а та поправка, которую комитет не одобрил процедуру ОРВ не проходила. Следовательно выносить ее на голосование нельзя.Речь, в данном случае идет об очень нужной поправке к закону, внесенной депутатом Т. Лобач. Поправка звучит так:

Статью 2

дополнить пунктом 4

следующего содержания:

«4) реализация масштабного инвестиционного проекта предполагает строительство на территории города Севастополя индивидуальных жилых домов, многоквартирных домов, передаваемых в собственность или социальный найм гражданам, лишившимся жилого помещения в чрезвычайных ситуациях.»

 

В тоже время, Регламент законодательного Собрания устанавливает следующее правило:

Во втором чтении проекта закона города, доработанный законопроект должен быть проголосован за основу и (или) по статьям, а также в целом. При голосовании по статьям каждая статья принимается за основу, обсуждаются и ставятся на голосование все поправки, отклоненные ответственным постоянным комитетом, постоянной комиссией или подготовительной комиссией и не включенные в текст законопроекта, подготовленного к рассмотрению во втором чтении.

Ситуация по сути тупиковая. Мне кажется, что результат голосования по данному законопроекту уже сейчас легко предсказуемю

Автор Борис Колесников 191 Articles
Секретарь Севастопольского регионального отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия". Депутат Законодательного собрания города Севастополя

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий