Их именами названы улицы. Улица Адмирала Октябрьского

Продолжу свое виртуальное путешествие по улицам города.

С площади Восставших на улицу Большую Морскую, ведет улица Адмирала Октябрьского. В начале своего существования, в середине 19 века эта улица называлась Херсонесской. С началом строительства крепости Севастополь, для расположенного неподалеку Херсонеса начались другие времена. К сожалению, первоначально руины древнего города служили лишь строительным материалом для растущего молодого города. Об этом писал и П.И.Сумароков в своих «Записках Крымского судьи», и академик П.С.Паллас, посетивший Крым в 1793 — 1794 годах по поручению российского правительства.

К. Боссоли. Вид руин древнего Херсонеса. Сер. XIX в.

 

3 января 1921 г. Севастопольский ревком переименовал Херсонесскую улицу в ул. Восставших в память о революционных событиях 1905 г.

26 августа 1969 года ул. Восставших была переименована в ул. Адмирала Октябрьского. Именно по этой улице лафет с телом адмирала везли к его последнему пристанищу на кладбище Коммунаров. Я хоть и был в то время дитем, но эту траурную процессию видел и запомнил.

26 августа 1969 года ул. Восставших была переименована в ул. Адмирала Октябрьского. Именно по этой улице лафет с телом адмирала везли к его последнему пристанищу на кладбище Коммунаров. Я хоть и был в то время дитем, но эту траурную процессию видел и запомнил.

Кто же он герой Советского Союза, Адмирал Филипп Сергеевич Октябрьский (до 1924 года носил фамилию Иванов)?

Если почитать Википедию, то о Филиппе Сергеевиче можно прочесть следующее:

Вице-адмирал Ф. С. Октябрьский участвовал в подготовке и осуществлении Керченско-Феодосийской десантной операции 1941—1942 годов, благодаря которой советские войска получили плацдарм в Крыму, дававший возможность дальнейших наступательных действий. С июня 1943 года Ф. С. Октябрьский — командующий Амурской военной флотилией, а с марта 1944 года — вновь командующий Черноморским флотом, который под его командованием внёс большой вклад в освобождение Кавказа и Крыма. 10 апреля 1944 года вице-адмиралу Ф. С. Октябрьскому присвоено воинское звание адмирала.

После войны адмирал Ф. С. Октябрьский продолжал командовать Черноморским флотом. С ноября 1948 года по январь 1951 года он был 1-м заместителем главкома Военно-Морских Сил (ВМС), затем в 1951—1952 годах в отставке по болезни. С апреля 1952 года по ноябрь 1953 года — начальник Управления научно-испытательных полигонов. Жил в Феодосии и в Старом Крыму. С 1957 года по 1960 годы — начальник Черноморского высшего военно-морского училища имени П. С. Нахимова (город Севастополь)[4].

За «умелое руководство флотом и проявленные мужество, отвагу и героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками» указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 февраля 1958 года адмиралу Октябрьскому (Иванову) Филиппу Сергеевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 10800).

С сентября 1960 года адмирал Ф. С. Октябрьский — военный инспектор-советник Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. С февраля 1941 года по 1952 год являлся членом Центральной ревизионной комиссии ВКП(б)[4]. Избирался депутатом Верховного Совета СССР 1-го (депутат Совета национальностей от Крымской АССР, 1940—1946)[8] и 2-го (депутат Совета Союза от Крымской области, 1946—1950)[9] созывов. Делегат XVIII съезда РКП(б) (1939)[10]

Почётный гражданин города Севастополя адмирал Ф. С. Октябрьский скончался 8 июля 1969 года. Похоронен в Севастополе на кладбище Коммунаров

Существует альтернативная точка зрения.

  Историк флота капитан 1-го ранга Владимир Шигин о деятельности Октябрьского: «Я считаю, Октябрьский совершил два предательства. Первое, он начал проситься бросить Севастополь. Во-первых, он вначале убежал из Севастополя, его Сталин вернул. Но он опять начал ставку бомбардировать телеграммами о том, что всё плохо, всё плохо. Ну, да, плохо, как сказать, ситуация критическая, рухнул Крымский фронт, это трагедия, и время шло на какие-то дни. Но у нас есть пример того же адмирала Нахимова, который в свое время сказал, да? Он сказал в начале обороны потрясающую фразу: если командование примет решение сдавать Севастополь, то я с горсткой верных солдат, вернее, матросов и офицеров, запрусь на Малаховом кургане и буду держаться до тех пор, пока нас не уничтожат. Есть мнение современников, что когда оборона начала подходить к концу, он фактически искал смерти, он понимал, что уже заканчивается, но он дал клятву, он не мог уйти оттуда, и он фактически вставал над бруствером и стоял, ожидая своей пули. Вот это вот адмирал, который остался со своими матросами, со своими подчиненными. А здесь ситуация другая. И Сталин его ставит фактически перед выбором, Октябрьского, он говорит, что, значит, надо мне эвакуировать командование, или же я не ручаюсь. А не ручаюсь – это значит что? Что мы можем сдаться, да? А что такое, если сдается командующий флотом и так далее? То есть, нам уже хватило к этому времени, 42-й год, уже и Власова, хватило и окруженных армий, там, и Лукин, и так далее и так далее. Что может Сталин сказать? В июле 1942 года Октябрьским даётся странная команда всем командирам от капитанов и выше, всем прибыть в пункт эвакуации, бросив свои воинские части. И в мгновение части, стоявшие на рубежах обороны, отражавшие атаки немцев, всё командование собрано в районе так называемой 35-й батареи, это на мысе Херсонес, практически оголив весь фронт. Естественно, после этого оборона дрогнула, и части, оставленные без управления, уже отходили, кто как мог. Октябрьский объяснял это так, что надо эвакуировать ему командный состав и спасти. И сказал: сейчас будет эвакуация. Никакой эвакуации не было. Все эти люди остались там. Далее была еще одна трагедия, когда все они скопились в капонирах 35-й батареи, и уже, улетая на последнем самолете, Октябрьский отдает команду командиру батареи взорвать эту батарею вместе с людьми. Батарея была взорвана. От 500 до 700 человек командного состава все там погибли. Всего на мысе Херсонес осталось порядка от 80-ти до 90 тысяч человек, Октябрьский улетал последним самолетом, отлёт тоже был… ну, это надо было фильм снимать: он переоделся в гражданское платье якобы для того, чтобы его немецкие диверсанты не застрелили, на самом деле, прячась от своих матросов. Но когда он бежал к самолету, матросы кинулись к нему, и фактически чуть ли не в него стреляли, и поэтому группа, его прикрывающая, расстреливала раненых матросов, которые бежали туда, по трупам бежали туда, но там был такой полковник Михайлов, это человек, тоже который забытый у нас, он, ну, замполит полка авиации, который прилетел на последнем самолете, для него место было. Но когда он увидел, что матросы обступили взлетную полосу и не выпустят самолет, он вышел из самолета и сказал: ребята, командующий улетает для того, чтобы организовать наше спасение, придут корабли. Самолеты еще будут, будут корабли, я остаюсь вместе с вами. И он остался. Естественно, он погиб, он знал, что он погибнет, но люди расступились, и Октябрьский мог взлететь. Судьба Октябрьского такая: его сняли с должности затем, затем он командовал немножко Амурской флотилией, в конце он снова командовал Черноморским флотом.

  С июня 1943 года Ф. С. Октябрьский — командующий Амурской военной флотилией

 

Историк флота капитан 1-го ранга Владимир Шигин о присвоении звания Героя: «Пришёл к власти Хрущёв. Октябрьский, как обиженный Сталиным,попросил должность себе начальника Военно-морского училища имени Нахимова. И ему – это единственный случай в истории нашей страны — присвоение звание Героя было проголосовано на общем собрании курсантов его же училища. И ему присваивают звание Героя Советского Союза. За «умелое руководство флотом и проявленные мужество, отвагу и героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками» Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 февраля 1958 года.»

 

Согласно книге «Черноморский флот во время войны 1941—1945» историка А. В. Неменко, бездарные приказы и недальновидность Ф. С. Октябрьского привели к огромным потерям во время эвакуации людей из Крыма и во время Керченской операции 1942 года. Для примера, адмирал Октябрьский не позаботился о том, чтобы оснастить корабли до и во время войны достаточным зенитным вооружением. В основном из-за этого большая часть кораблей была потоплена немецкой авиацией. Самолёты топили корабли торпедами или бомбами. Это явление носило массовый характер. Ф. С. Октябрьский запрещал военным кораблям сопровождать гражданский транспорт во время эвакуации населения из Крыма. В результате огромное количество гражданского транспорта было потоплено фашистской авиацией. Немецкая авиация бомбила даже суда обозначенные как медицинские красными крестами. Несмотря на это, гражданский флот на свой страх и риск в ночное время продолжал эвакуировать людей из Севастополя. Октябрьский занимался при этом сохранением Черноморского флота и всеми правдами и неправдами пытался прятать крупные корабли от каких-либо серьезных операций. «Если бы не заместитель наркома ВМФ Гордей Иванович Левченко, мы бы сейчас и не услышали про героический Черноморский флот, так как он всю войну бы прятался под зенитными батареями черноморских портов, чтобы Октябрьский сохранил свой пост. Вторая бездарная вещь которую сделал Октябрьский, заключалась в хаотичной и панической расстановке минных заграждений у черноморских портов. Огромная часть потерянных кораблей и транспорта подорвались на собственных минах». При проведении Керченской операции 1942 года, которой руководил Ф. С. Октябрьский, огромное количество людей погибло просто потому, что не были приняты в расчёт погодные условия. Из-за шторма утонули тысячи человек.

Автор Борис Колесников 191 Articles
Секретарь Севастопольского регионального отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия". Депутат Законодательного собрания города Севастополя

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий