Подписное дело.

Писать о судебных решениях непросто. Особенно не просто когда перед глазами нет решения  суда. Остается читать и осмысливать то, что пишут другие.

В данном случае речь пойдет о судебном решении, связанном с отказом в регистрации в качестве кандидата на дополнительные выборы в Заксобрание города Севастополя О.Гасанова. Суд О.Гасанов  вполне предсказуемо, проиграл. Хотя его немногочисленные сторонники выбрали  почти беспроигрышную тактику. Выиграл суд – ура, избирком предвзят, админресурс и т.д.  Проиграл -значит суд предвзят, не разобрался. Тоже самое и с выборами. Выиграл – доверие избирателей, проиграл-неверный подсчет голосов, власть боится гласа народа  и т.д. Чтобы убедиться в этой нехитрой тактике, достаточно заглянуть на страничку в Фэйсбуке Ольги Дроновой.

Девушка имеет потрясное образование.  Закончила МГИМО, это не какое ни будь ПТУ, в котором  учат на гегемона. Однако прав был великий баснописец, предупредивший: «Беда, коль пироги начнет печи сапожник, А сапоги тачать пирожник, И дело не пойдет на лад. Да и примечено стократ, Что кто за ремесло чужое браться любит, Тот завсегда других упрямей и вздорней: Он лучше дело всё погубит…»

 

Вот что Ольга пишет о закончившемся судебном процессе: «Ольга Дронова

10 августа в 20:22 ·

6 часов суда, из которых 2 часа судья «рожала» 2 абзаца текста, содержащих отказ в иске Олег Гасанов)…
Мне ее жаль, честно. 2 абзаца за 2 часа написать было явно непросто. Наверняка, понадобилась помощь 😉…»

 

Мне ее тоже жаль. Я имею в виду не судью, а Ольгу. Ведь самую обычную судейскую практику оглашать только резолютивную часть решения, она приняла за некое чуднОе действо, намекнув на то, что  без помощи (извне, наверное) такое решение  не «родить».

Между тем, статья 177 Кодекса административного производства прямо предусматривает право суда  огласить только  резолютивную часть решения. Вот что в ней говорится : «По сложным административным делам может быть объявлена резолютивная часть решения суда. Составление мотивированного решения суда может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания судебного разбирательства по административному делу…»

 

 

Интересный вопрос поднят О. Дроновой о методическом обеспечении почерковедческого исследования. Цитируя, наверное, заявление, поданное в суд, она сообщает:

«Эксперт пишет, что свое заключение делает на основании Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». Однако, в разъяснениях Верховного суда от марта 2011 г. указано, что этот закон не распространяется на отношения, связанные с проверкой подписей избирателей. Для этого существует отдельная методика. Почерковедческие исследования рукописных записей и подписей в подписных листах на выборах различных уровней в Российской Федерации являются специальным видом почерковедческих исследований, которые должны выполняться по специальной методике, существенно отличающейся по ряду позиций от традиционных методик идентификационных почерковедческих исследований.
Эксперт, делавший заключение, такой методикой не то, что не обладал, он даже о ней не слышал»).

Действительно,  Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». Не распространяется на проверку подписных листов. Согласно пункту 30 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31.03.2011 г. N 5 «О практике рассмотрения судами дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», при рассмотрении заявлений об оспаривании решений избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидата в связи с недостаточным для регистрации количеством достоверных подписей либо превышение установленного предела недостоверных и (или) недействительных подписей), суду необходимо учитывать, что Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-Ф3 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» не распространяется на отношения, связанные с проверкой подписей избирателей. Порядок проверки таких подписей установлен пунктами 3-7 статьи 38 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ»

Другими, простыми словами, исследование почерка лиц подписавших листы в поддержку кандидата ничего общего с  судебной экспертизой не имеют. Назначается экспертиза по требованию  избирательной комиссии, а не суда, определен  иной порядок  составления заключения допускает возможность изложения выводов эксперта в виде справки об исследовании, и много других отличий.

Что касается методики проведения экспертизы почерка,  то  в своем Постановлении  от 13 июня 2012 г. № 128/986-6 “О Методических рекомендациях по приему и проверке подписных листов с подписями избирателей в поддержку выдвижения (самовыдвижения) кандидатов на выборах, проводимых в субъектах Российской Федерации” ЦИК прямо указывает:

: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70091338/#ixzz4pZoeiE77

 

Почерковедческие исследования рукописных записей и подписей в подписных листах на выборах различных уровней в Российской Федерации являются специальным видом почерковедческих исследований, которые должны выполняться по специальной методике, существенно отличающейся по ряду позиций от традиционных методик идентификационных почерковедческих исследований. Такая методика разработана Институтом криминалистики Центра специальной техники ФСБ России, согласована с соответствующими экспертными службами и утверждена на заседании Федерального межведомственного координационно-методического совета по судебной экспертизе и экспертным исследованиям*. Методика применялась при проверке подписных листов в ходе федеральных избирательных кампаний 2011 — 2012 годов.

 

Это положение Постановления ЦИК не раз использовалось сторонами в судебных спорах

Приведу выдержки из двух судебных актов.

1по мнению заявителя, справка эксперта не может служить основанием для признания недействительными подписных листов, поскольку мнение эксперта должно быть выражено только в форме соответствующего заключения. Кроме того, при проведении исследования эксперт пользовался методическими рекомендациями, подготовленными ФСБ России, которые носят закрытый характер (для служебного пользования), а должен был руководствоваться рекомендациями, содержащимися в открытых источниках Минюста РФ. В результате этого проверить правильность применения экспертом исследовательских методик не представляется возможным.

Необоснован довод заявителя и о том, что при проведении экспертного исследования подписных листов эксперт должен был руководствоваться рекомендациями, содержащимися в открытых источниках Минюста РФ, но не вправе был руководствоваться методическими рекомендациями, подготовленными ФСБ России. Соответствующего запрета в избирательном законодательстве не существует. Применение почерковедческих методик, разработанных именно ФСБ РФ, а не каким-либо иным ведомством, предусмотрено абзацем 15 п. 3.1 «Методических рекомендаций по приему и проверке подписных листов с подписями избирателей в поддержку выдвижения (самовыдвижения) кандидатов на выборах, проводимых в субъектах Российской Федерации», утвержденных Постановлением ЦИК России от 13.06.2012 N 128/986-6. В соответствии с данным абзацем, почерковедческие исследования рукописных записей и подписей в подписных листах на выборах различных уровней в Российской Федерации являются специальным видом почерковедческих исследований, которые должны выполняться по специальной методике, существенно отличающейся по ряду позиций от традиционных методик идентификационных почерковедческих исследований. Такая методика разработана Институтом криминалистики Центра специальной техники ФСБ России, согласована с соответствующими экспертными службами и утверждена на заседании Федерального межведомственного координационно-методического совета по судебной экспертизе и экспертным исследованиям.

http://old.судебныерешения.рф/bsr/case/6210338

 

2 Доводы заявителя о незаконности проведения экспертизы, неверном применении экспертом методики исследования, основаны на неверном толковании норм материального права и опровергаются материалами дела.

В заявлении Зайцев А.Ю. ссылается на Постановление ЦИК России от 13.06.2012 N 128/986-6 «О Методических рекомендациях по приему и проверке подписных листов с подписями избирателей в поддержку выдвижения (самовыдвижения) кандидатов на выборах, проводимых в субъектах Российской Федерации» которым рекомендовано почерковедческие исследования рукописных записей и подписей в подписных листах на выборах различных уровней в Российской Федерации выполнять по специальной методике, существенно отличающейся по ряду позиций от традиционных методик идентификационных почерковедческих исследований. Такая методика разработана Институтом криминалистики Центра специальной техники ФСБ России, согласована с соответствующими экспертными службами и утверждена на заседании Федерального межведомственного координационно-методического совета по судебной экспертизе и экспертным исследованиям.

Вместе с тем, данное постановление не является нормативно-правовым актом, его положения носят рекомендательный, а не обязательный характер.

Оснований для признания подписей избирателей действительными у суда не имеется, поскольку эксперт был привлечен в качестве специалиста к проверке достоверности содержащихся в подписных листах сведений об избирателях и их подписей на основании Закона из числа специалистов органов внутренних дел. Результаты исследования подписных листов были оформлены экспертов в виде исследования и удостоверены подписью эксперта.

http://sudact.ru/regular/doc/SAD8TzIYGB5v/

Кстати повангую. Наверняка фраза: «данное постановление не является нормативно-правовым актом, его положения носят рекомендательный, а не обязательный характер», появится в решении суда.

Небольшой экскурс в «грязные технологии сбора подписей

  1. «Спонтанная фальсификация» — когда в правильно оформленный подписной лист с подлинными подписями избирателей добавляют «подпись-призрак». Например, если у избирателя, действительно проставлявшего свою подпись в подписном листе, есть паспортные данные кого-то из членов семьи и он предлагает «помочь» сборщику. В этом случае в подписной лист вносятся реальные паспортные данные, а подпись и дата проставляются либо уже внесшим подпись избирателем либо самим сборщиком. Еще одна разновидность «спонтанной фальсификации» — когда необходимо заполнить оставшиеся в подписном листе пустые строки. Данные лица, якобы вносящего подпись, выдумываются или подгоняются под уже подписавшихся избирателей (сын, брат, отец, муж и т.д.), а подпись выполняется самим сборщиком.
  2. Следующий вариант фальсификации достаточно грубый, но тем не менее также встречается на практике — это «фальсификация на двоих», данные об избирателе заполняются одним лицом — сборщиком, а подпись и дата ее внесения проставляются другим лицом во всех строках в пределах подписного листа. Такой вариант фальсификации наиболее благоприятен для экспертного исследования, так как можно сравнивать даты в пределах одного листа, а также провести идентификацию по подписям и сопоставимым с ними записям фамилий родственников, однофамильцев или фамилий, начинающихся на одинаковые буквы.
  3. Следующий вариант — наиболее «продуманный» и удачно описанный в прессе и Интернет-ресурсах1 — это «конвейерная фальсификация, когда над созданием подписных листов работает группа лиц. Такая технология в принципе стандартна, но возможны и некоторые вариации в процессе ее реализации. Заполнение подписных листов осуществляется в каком-то помещении, где имеются хотя бы столы и стулья и относительно тепло и светло (т.е. признаки необычного выполнения рукописи, связанные с необычной позой пишущего в графах, заполняемых рукой сборщика, отсутствуют). При данном способе фальсификации сборщики вносят данные избирателей (частично оставшиеся от прошлых выборов, частично взятые из электронных баз) в подписные листы, затем заполняются данные о сборщике подписей. Это могут быть реальные данные лиц, заполнявших подписные листы, но чаще раздаются «псевдонимы» (ксерокопии паспортов посторонних лиц) и только потом начинается непосредственно «сбор подписей». Приняв подписной лист, каждый участник «конвейера» проставляет подпись от имени внесенного в подписной лист избирателя и дату.

 

В хорошо организованном «конвейерном» сборе стараются соблюдать хотя бы основные «принципы фальсификации»: девушки выполняют подписи от имени девушек, мужчины ставят подписи от имени мужчин; подписи от имени пожилых лиц выполняются некоординированными движениями, со слабым нажимом, от имени молодых — с различными усложнениями и сложными росчерками. Количество человек в «конвейере» обуславливает частоту встречаемости подписей, проставленных одними и теми же лицами. Наиболее «логичный» с точки зрения т.н. «сборщиков» вариант — количество лиц, подделывающих подписи равно количеству граф в строке подписного листа. Так, например, автору статьи встречались подписные листы, где подписи от имени двадцати различных избирателей выполнены пятью людьми. Чем больше количество человек, тем соответственно частота встречаемости подписей, выполненных одним и тем же лицом, ниже.

Во избежание конфликтных ситуаций при расчете с реальными сборщиками подписей на поддельных подписных листах могут появляться отличительные отметки.

 

В заключении приведу два интервью которые дал Олег Гасанов различным иетернет – изданиям на следующий день после суда

 

 

«Для меня стало открытием, что члены территориальной избирательной комиссии, городской избирательной комиссии, которые рассматривали мою жалобу, не понимают разницу между юридическими понятиями «недостоверность» и «недействительность» подписей. Тот факт, с какой легкостью теризбирком жонглирует этими понятиями, поставил под сомнение их компетентность. Так, во всех ведомостях проверки подписей все подписи с нарушениями, по мнению комиссии, были засчитаны как недействительные – 500 штук. Это же количество перенесено в итоговый протокол от 21 июля, но теперь подписи уже стали недостоверными. Рабочая группа не могла определиться с тем, сколько же подписей в моих подписных листах недостоверные, а сколько – недействительные. Для того, чтобы исправить это, комиссия и собрала свое тайное заседание, результатом которого стал протокол №5 от 22 июля».

http://new-sebastopol.com/news/id/18212

 

Эксперт без квалификации

Часть подписей, признанная «недостоверными», считается таковыми на основании заключения эксперта-почерковеда. Истцу удалось доказать в суде, что эксперт не обладал достаточной квалификацией, чтобы проводить экспертизу подписных листов. Боле того, он даже не знал, что при анализе подписных листов должна использоваться специальная методология исследования почерка. Кстати, члены ТИК, как выяснилось в ходе судебного заседания, не знали даже разницы между терминами «недостоверные» и «недействительные», что, безусловно, свидетельствует об их «высоком» уровне профессионализма.

Таким образом, пласт подписей, признанных «недостоверными» в ходе экспертизы УМВД, по идее, должен был быть исключен, тогда Гасанову хватало голосов, чтобы быть зарегистрированным в качестве кандидата.

Правда, по всей видимости, суд эти аргументы при принятии решения не учитывал.

«Был допрошен эксперт, который проводил экспертизу моих подписных листов. С нашей точки зрения была полностью подтверждена позиция по административному иску. Эксперт подтвердил, что он не обладает достаточной квалификацией, чтобы проводить проверку подписных листов в рамках избирательного процесса», — прокомментировал «Объективу» ситуацию с квалификацией эксперта Гасанов.

http://obyektiv.press/analitika/administrativnoe-davlenie-ili-zakonnoe-reshenie-izvestnogo-obshchestvennika-prokatili-v-sude

 

Разница между недостоверными и недействительными подписями конечно есть. Что бы определить нужное количество подписей. Комиссия вычитает из поданных подписей те, которые признаны недостоверными и недействительеыми. Согласно пункту 6.3 статьи 38 Федерального закона недостоверной признается подпись, выполненная от имени одного лица другим лицом, на основании заключения эксперта, привлеченного к работе по проверке подписей избирателей.

Поскольку в соответствии с пунктом 11 статьи 37 Федерального закона избиратель ставит в подписном листе свою подпись собственноручно, то подпись избирателя в подписном листе может быть признана недостоверной только в случае, если она выполнена от имени избирателя другим лицом. Для признания подписи недостоверной обязательно заключение эксперта-почерковеда.

Во всех остальных случаях подпись избирателя в подписном листе может признаваться только недействительной.

Однако в одном интервью О.Гасанов ведет речь о подписях признанных недостоверными, на основании экспертного заключения. В другом   утверждает, что все подписи признаны комиссией недействительными.

В этой ситуации остается ждать, когда решение суда будет опубликовано.

Пока писал меня посетила оптимистично самонадеянная мысль. А ведь этот суд. при грамотной тактике его ведения можно было и выиграть.

Автор Борис Колесников 191 Articles
Секретарь Севастопольского регионального отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия". Депутат Законодательного собрания города Севастополя

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий